«Коммерсантъ»: арестован представлявшийся генералом ФСБ предприниматель — очевидец по большим делам

«Коммерсантъ»: арестован представлявшийся генералом ФСБ предприниматель — очевидец по большим делам

Пресненский районный трибунал Москвы арестовал бывшего ассистента вице-спикера Госдумы...

«Известия»: ВТБ платит юристам-специалистам по санкциям по $40 000 за месяц

«Известия»: ВТБ платит юристам-специалистам по санкциям по $40 000 за месяц

Банк ВТБ  нанял профессионалов по вопросам санкций  для лоббирования собственных...

Определение размера причинённого имущественного вреда.


Согласно ч. 4 ст. 135 УПК не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья обязан определить его размер. Примечательно, во Франции этот срок составляет 6 месяцев (ст. 149-1 УПК Франции), а в Италии - 18 месяцев (ст. 643 УПК Италии).
Определить размер имущественного вреда означает установить его кон­кретные виды и размер, а также способы возмещения (компенсация, возврат изъятого или аналогичного по своим характеристикам имущества, ремонт по­врежденного имущества или компенсация затрат связанных его ремонтом (вос­становлением)). При этом, наш взгляд, должно учитываться мнение реабилити­рованного, изложенное в заявленном требовании. Иначе в чем должна заклю­чаться суть такого требования, и кому, как не самому реабилитированному, дос­товерно известны понесённые им имущественные затраты? Примечательно, что подавляющее большинство опрошенных судей солидарны с нашим мнением (95 %), в то время как следователи и дознаватели (64 %) полагают, что мнение реабилитированного учитывать не нужно.
В соответствии с п. 3 Положения о порядке возмещения ущерба и п. 8 Ин­струкции по применению указанного Положения размер подлежащей возмеще­нию зарплаты, определяется исходя из среднемесячного заработка гражданина на момент причинения ущерба с зачетом заработка (других трудовых доходов, учитываемых при исчислении среднемесячного заработка), полученного за вре­мя отстранения от работы, отбывания наказания.
Порядок исчисления среднемесячной заработной платы, установленный п. 9 Инструкции по применению Положения и поставленный в зависимость от профессионального статуса реабилитированного (рабочий, служащий, член кол­хоза и др.), не отвечает социально-экономической и правовой действительности. Согласно современному законодательству средняя заработная плата за работу, выполняемую по трудовому договору, должна исчисляться в соответствии со ст. 139 ТК и Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы». При этом для расчёта средней заработной платы учитываются все преду­смотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответст­вующего работодателя независимо от источников этих выплат.
Не вызывает особой дискуссии идея, заложенная в абз. 2 п. 8 Инструкции по применению Положения, согласно которому размер имущественного вреда, подлежащего возмещению реабилитированному, отбывавшему наказание в виде исправительных работ, исчисляется в виде сумм, удержанных из заработной платы во исполнение приговора суда.
Отдельного внимания заслуживает положение абз. 3 п. 8 Инструкции по применению Положения, предусматривающее, что при зачете заработка гражда­нина, отбывавшего наказание в местах лишения свободы, учитывается только та его часть, которая начислена ему после удержаний расходов по содержанию ис­правительно-трудовых учреждений. Необходимость таких удержаний преду­смотрена ч. 4 ст. 99 и ч. 1 ст. 107 УИК.
Полагаем, что зачет указанных удержаний при возмещении реабилитиро­ванному заработка, представляется недопустимым. Государство, где права чело­века является высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - его прямая обязанность, не может перекладывать на такое лицо бремя по содержа­нию исправительного учреждения.
Также, по нашему мнению, должен решаться вопрос в случае освобождения реабилитированного из мест заключения под стражу, где он, согласно ст. 27 Феде­рального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подоз­реваемых и обвиняемых в совершении преступлений», был привлечен к труду.
С другой стороны, является вполне логичным стремление государственных органов оградить бюджет от избыточных затрат. Однако это не должно повлечь ограничение права реабилитированного на возмещение вреда в полном объёме. Поэтому считаем справедливым положение п. 62 Постановления Пленума Вер­ховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», со­гласно которому при взыскании среднего заработка в пользу работника, восста­новленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незакон­ным, подлежит зачету выплаченное ему выходное пособие.
Вместе с тем в настоящее время фактически признан недействующим п. 3 Положения о порядке возмещении ущерба, в части предписывающей, что размер зарплаты и других трудовых доходов должен определяться с зачетом заработка, полученного гражданином за время отстранения от работы, отбывания наказания. Данный вывод следует из п. 62 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который гласит: при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работ­ника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, получен­ной у другого работодателя, пособия по временной нетрудоспособности, а также пособия по безработице, которые он получал в период вынужденного прогула.
В то же время согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. № 15, если гражданин по приговору суда, отменен­ному впоследствии с прекращением уголовного дела по реабилитирующим ос­нованиям, был лишен права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и в связи с этим в пределах назначенного судом срока не работал либо выполнял нижеоплачиваемую работу, ущерб от потери в заработке за это время подлежит возмещению в полном объёме с зачетом зара­ботка по нижеоплачиваемой работе.
При этом считаем необходимым при исчислении заработной платы подле­жащей возмещению, учитывать ежемесячное пособие, которое получал реабилитированный, будучи временно отстраненным от должности в порядке ст. 114
УПК. Такое пособие уголовно-процессуальным законом отнесено к числу процессуальных издержек. Однако данное правило не применимо в случае, если после осуждения с лица были взысканы процессуальные издержки.

В настоящий момент фактически признан недействующим абз. 3 примечания к п. 9 Инструкции по применению Положения, согласно которому в тех случаях, когда гражданин не имел определенных источников дохода по уважительным причинам (в течение первых трёх месяцев после демобилизации из Вооруженных Сил СССР или окончания средней школы, из-за болезни и т.п.), размер ущерба определялся исходя из установленного законом минимума заработной платы.
Данное положение в нарушение действующего законодательства, ставило право на получение возмещения в зависимость от наличия уважительных причин, по которым гражданин не имел определенных источников дохода. Однако, как справедливо отмечается в решении суда, ни Конституцией Российской Федерации, ни федеральными законами не предусмотрена обязанность к труду, поэтому наличие соответствующих уважительных причин, в данном случае правового значения не имеет. Более того, согласно ч. 2 ст. 37 Конституции Российской Федерации принудительный труд запрещен.
Следует также отметить, что определение размера имущественного вреда исходя из установленного законом минимума заработной платы, противоречит ст. 3 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда», где минимальный размер оплаты труда применяется для регулирования оплаты труда и определения размеров пособий по временной нетрудоспособности. Применение минимального размера оплаты труда для других целей не допускается. Поэтому, данный вопрос должен решаться с учетом ч. 4 ст. 1086 ГК: в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации. Размер такого прожиточного минимума ежеквартально устанавливается Правительством Российской Федерации.
Полагаем, что аналогично следует решать вопрос применительно к абз. 2 примечания к п. 9 Инструкции по применению Положения, согласно которому если граждане по уважительным причинам (служба в рядах Вооруженных Сил СССР, учеба и т.п.) работали менее года (месяца), выплаченная сумма заработка (дохода) делится на соответствующее число месяцев (дней).
Правила исчисления средней заработной платы работников не применимы для расчёта денежного довольствия, так как в расчёт суммы ущерба, возникшего в результате прекращения либо уменьшения выплаты денежного довольствия, связанного с уголовным преследованием и назначением уголовного наказания, включаются размеры окладов по званию, должности, иных надбавок, дополнительных выплат и денежных компенсаций, перечень и размеры которых установлены Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» , Законом Российской Федерации «О милиции», другими законами и подзаконными актами, регулирующими порядок оплаты труда сотрудников различных правоохранительных органов, право на получение которых они имели до привлечения его к уголовной ответственности.
Учитывая выше сказанное, полагаем необходимым на подзаконном уровне закрепить особенности, связанные с исчислением размера и последующей выплатой причитающегося денежного довольствия и других периодических выплат рассматриваемой категории работников, в целях устранения возможности ущемления их права на возмещение вреда в полном объёме.
Безусловно, именно идеей возмещения вреда в полном объёме руководствовался законодатель, установив в абз. 2 п. 6 Положения о порядке возмещении ущерба, что трудовой стаж, исчисленный с зачетом времени, в течение которого гражданин не работал в связи с отстранением от должности, учитывается во всех случаях, когда работникам предоставляются различные льготы и преимущества, в том числе при назначении пенсий и пособий по государственному социальному страхованию. Рабочим и служащим этот стаж учитывается также при назначении пенсий на льготных условиях, в льготных размерах и за выслугу лет, при установлении размеров месячных ставок (должностных окладов) в зависимости от продолжительности работы по специальности, а также при выплате единовременного вознаграждения или процентных надбавок за выслугу лет и по итогам работы предприятия за год. Кроме того, применительно к военнослужащим и сотрудникам правоохранительных органов, данный стаж должен засчитываться для присвоения очередного воинского, специального звания, классного чина.
В соответствии абз. 3 п. 3 Положения о порядке возмещения ущерба и п. 15 Инструкции по применению Положения, конфискованное или обращенное в доход государства имущество, реабилитированному возвращается в натуре тем учреждением или органом, у которого оно находится, а при невозможности возврата в натуре (например, в случае его продажи, уничтожения, утраты или порчи) возмещается его стоимость. При этом пересылка или доставка этого имущества производится за счёт указанных органов.
Мы согласны с мнением О. А. Корнеева о том, что указанные способы возмещения конфискованного или обращенного в доход государства имущества не являются исчерпывающими. Анализ современного законодательства позволяет утверждать, что наряду с возмещением причинённых убытков, допускается возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.) (ст. 1082 ГК).
Поэтому в целях более полного учета всех возможных обстоятельств (например, интересов самого реабилитированного, значимости изъятой вещи для дальнейшего производства по уголовному делу, издержек по восстановлению в случае ее порчи и т.п.), суд должен руководствоваться любым из перечисленных способов возмещения вреда.
Согласно абз. 5 п. 15 Инструкции по применению Положения стоимость подлежащего возмещению имущества определяется по государственным ценам (розничным, закупочным, скупочным, и др.) на день вступления в законную силу оправдательного приговора либо постановления (определения) о прекращении дела. Очевидно, что данное правило, принятое во времена, когда ценообразование полностью регулировалась государством, сейчас не применимо. В условиях современной экономики справедливо оценивать имущество исходя из его рыночной стоимости. Также в целях возмещения вреда реабилитированному в полном объёме, считаем необходимым определять стоимость имущества не на день вступления в законную силу оправдательного приговора либо постановления (определения) о прекращении дела, а, по аналогии с п. 3 ст. 393 ГК, на момент вынесения постановления судом о производстве указанных выплат.
Отсутствие в законе четкого указания на то, как должен определяться размер сумм, подлежащих возмещению реабилитированному за оказанную ему юридическую помощь, нередко приводит к ошибкам в правоприменительной деятельности.
Так, приговором Северо-Кавказского окружного военного суда 16 июня 2003 г. С., обвиняемая в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 290 и ч. 1 ст. 285 УК, была оправдана. В ответ на ее заявление о возмещении причинённого имущественного вреда, суд признал необходимым возместить расходы на оказание юридической помощи в сумме 19 800 рублей и расходы на проезд к месту рассмотрения уголовного дела и проживание ее адвоката в гостиницах на сумму 8 583 рубля. Определяя размер указанных расходов, суд руководствовался Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 г. № 400 «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда».
Между тем, как указала Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в определении от 23 июня 2005 г. № 5-26/05, суд применил указанное
Постановление Правительства Российской Федерации необоснованно по следующим обстоятельствам.
Согласно ч. ч. 1, 2, 5 ст. 50 УПК и ч. ч. 1, 4, 8 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» участие адвоката в уголовном процессе в качестве защитника допускается либо когда он приглашен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, либо по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда. В первом случае оплата труда защитника осуществляется доверителем на основании гражданско-правового соглашения между ним и адвокатом, во втором за счёт средств федерального бюджета в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Согласно материалам дела юридическая помощь в ходе производства по уголовному делу оказывалась С. адвокатом на основании соглашения, а не по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда. Следовательно, вред должен быть возмещен исходя из сумм указанных в соглашении и подтвержденный документально.
Указанный подход к определению сумм, подлежащих возмещению реабилитированному, считаем необходимым дополнить правилом, согласно которому размер вознаграждения адвоката должен отвечать требованиям разумности с точки зрения стоимости услуг за оказание квалифицированной юридической помощи.
Обязанность по определению размера рассматриваемого вреда возложена на судью, который, в пределах предоставленных ему полномочий (п. 3.1 ч. 2 ст. 29 УПК), осуществляет расчёт понесённых реабилитированным затрат. При этом, по нашему мнению, он вправе не ограничиваться пределами заявленного реабилитированным требования. Даже если реабилитированный в своём требовании не указал на возмещение такого вида вреда, который объективно был причинен, судья должен быть вправе включить его в общий объём сумм, подлежащих выплате реабилитированному. Введение в УПК такого правила позволило бы существенно расширить пределы рассмотрения заявляемых реабилитированным требований и как следствие в большей степени обеспечить его право на возмещение имущественного вреда в полном объёме.
Для определения размера причинённого реабилитированному вреда судья, согласно п. 11 Инструкции по применению Положения, истребует от соответствующих государственных и общественных организаций все необходимые документы, имеющие значение для определения размера причинённого ущерба. Полагаем, что в современных условиях круг источников, от которых могут быть получены такие документы, должен быть существенно расширен за счёт включения в него органов государственной власти, юридических и физических лиц, включая индивидуальных предпринимателей.
Предоставить дополнительные документы для подтверждения предъявленных требований может быть предложено самому реабилитированному. Вместе с тем, по мнению Европейского Суда по правам человека, требование о сотрудничестве взыскателя не должно выходить за пределы строгой необходимости и, в любом случае, не освобождает власти от их конвенционной обязанности совершить своевременно и в пределах своих полномочий действия, на основе информации, доступной им, в целях исполнения решения суда, вынесенного против государства.
Все понесённые реабилитированным убытки, которые судья счёл возможным возместить, должны подтверждаться документально. Причём первостепенное значение должны иметь документы, представленные самим реабилитированным, если их достоверность не вызывает сомнения. И лишь при отсутствии таковых должны использоваться самостоятельно полученные документы.
В целях обеспечения интересов лица, пострадавшего от незаконных или необоснованных действий органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, суммы возмещения имущественного вреда, в соответствии с ч. 4 ст. 135 УПК, определяются и индексируются с учетом уровня инфляции. Кроме того, данные выплаты являются компенсационными, поэтому не подлежат налогообложению .
Индексация представляет собой один из способов защиты населения, потребителей от инфляции, состоящий в том, что государство и иные субъекты, выплачивающие доходы, увеличивают денежные доходы и сбережения граждан в соответствии с ростом цен на потребительские товары и услуги.
Для правильного применения ч. 4 ст. 135 УПК считаем необходимым учитывать Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 марта 2008 г. № 244-О-П «По жалобе гражданина Петрова И.А. на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 208 ГПК», которым установлено, что оспариваемая норма в системе действующего правового регулирования не предполагает отказ суда в индексации присужденных денежных сумм в случае неисполнения вступившего в законную силу судебного постановления.
Так, согласно постановлению заместителя прокурора Воронежской области от 14 апреля 2005 г. было удовлетворено требование Д. (представителя умершего реабилитированного) о выплате ей за счёт казны Российской Федерации изъятых в ходе следствия денежных средств в сумме 1750 рублей с учетом инфляции с 17 сентября 1980 г. Однако постановлением вышестоящего прокурора от 6 июля 2006 г. данное постановление было изменено: подлежащая выплате сумма проиндексирована и определена в размере 72 215,50 рублей. Тем не менее постановление вышестоящего прокурора так и не было исполнено финансовым органом, решение вопроса о возмещении имущественного вреда по данному делу затянулось ещё на годы.
Для того, чтобы устранить необходимость каждый раз пересчитывать подлежащие выплате реабилитированному суммы, считаем справедливым обязать финансовый орган самостоятельно индексировать эти суммы при непосредственном исполнении соответствующих решений суда.

Stockholm airport skavsta transfer ссылка.
Вы здесь: Главная Механизм возмещения имущественного вреда Определение размера причинённого имущественного вреда.