«Коммерсантъ»: арестован представлявшийся генералом ФСБ предприниматель — очевидец по большим делам

«Коммерсантъ»: арестован представлявшийся генералом ФСБ предприниматель — очевидец по большим делам

Пресненский районный трибунал Москвы арестовал бывшего ассистента вице-спикера Госдумы...

«Известия»: ВТБ платит юристам-специалистам по санкциям по $40 000 за месяц

«Известия»: ВТБ платит юристам-специалистам по санкциям по $40 000 за месяц

Банк ВТБ  нанял профессионалов по вопросам санкций  для лоббирования собственных...

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА В РАБОТЕ ЗАЩИТНИКА § 1. Общие положения тактики защиты

Практика судопроизводства на определенном этапе своего развития закономерно выдвигает вопрос об изменении понятия предмета криминалистики. Первоначально разработанную Л. Е. Ароцкером точку зрения, что «криминалистика не является наукой только для предварительного следствия и дознания, ее приемы и методы должны применяться в деятельности судов» в настоящее время разделяют многие криминалисты, причем речь идет не только о криминалистике в целом, но и о ее структурных разделах, особенно о криминалистической тактике . При этом справедливо подчеркивается, что, несмотря на различия в тактике предварительного и судебного следствия и на обусловленную ими самостоятельность предмета каждого из названных видов тактики, в своей совокупности они составляют единый предмет криминалистической тактики . Не случайно в первой же работе о принципах криминалистической тактики формулируются общие принципы тактики предварительного следствия и судебного разбирательства .
В юридической литературе внимание акцентируется на том, что предметом криминалистики становится не только деятельность следователя по применению технических средств, тактических приемов и методик собирания, исследования и использования информации в целях установления истины, но и деятельность прокурора, су-Дьи, защитника, участвующих в процессе судебного познания . Такое понимание тактики доказывания предполагает объединение усилий лиц, участвующих в процессе доказывания, взаимообусловленность применяемых ими тактических приемов, а это максимально соответствует потребностям практики.
В понятие следственной тактики предлагается также включить «формирование правильных психологических и нравственных взаимоотношений следователя с участниками процесса» , а в тактику судебного следствия — определение линии поведения суда и участников судебного разбирательства при производстве процессуальных действий по исследованию доказательств , что также предполагает разработку тактических приемов с учетом совместной деятельности этих лиц по доказыванию.
Поскольку деятельность защитника определенным образом воздействует на тактику предварительного и судебного следствия, то создание комплексных программ криминалистической тактики без учета этой деятельности невозможно. Вместе с тем точка зрения о том, что сфера применения криминалистики распространяется на все судопроизводство, не разделяется некоторыми авторами. Так, А. Н. Васильев отводит криминалистике лишь область предварительного расследования. Ссылаясь на отсутствие в УПК РСФСР норм, регулирующих производство некоторых процессуальных действий судом, в частности обыска, эксперимента, предъявления для опознания, А. Н. Васильев делает категорический вывод: «Следовательно, фактическое производство судом других следственных действий... не вызывается необходимостью» , а опознание «теряет всякий смысл и представило бы собой бесполезную формальность» .
Ссылка на пробелы в законодательстве, его несовершенство при решении концептуальных вопросов не может быть аргументом в пользу той или иной точки зрения. Более того, уголовно-процессуальные кодексы ряда республик предусматривают производство судом процессуальных действий, на отсутствие которых в УПК РСФСР обращает внимание А. Н. Васильев.
Необходимость производства судом перечисленных выше действий прямо вытекает из указания в законе на то, что участники судебного разбирательства имеют право ссылаться только на те доказательства, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 318 УПК УССР).
Скованный рамками своей концепции об ограничении криминалистики предварительным следствием, А. Н. Васильев относит разработку вопросов планирования судебного следствия, проведение допроса к исключительной компетенции процессуалистов. С этим нельзя согласиться. Судебное следствие протекает в особых условиях, что накладывает своеобразный отпечаток на все действия суда. Кроме того, довольно часто возникает необходимость выдвижения и проверки новых версий, не являвшихся ранее предметом изучения; специфичен судебный допрос при участии равноправных сторон — обвинителя и защитника, распространены случаи собирания судом и исследования участниками процесса новых доказательств. Тот факт, что деятельность суда, государственного обвинителя и защитника подчинена задаче содействовать повышению воспитательного воздействия судебного процесса, также обусловливает необходимость применения своеобразной линии поведения.
Совершенно очевидно, что уголовно-процессуальное законодательство не может (да это и не нужно) предусмотреть все тонкости, нюансы деятельности субъектов доказывания. Пути наиболее оптимального и эффективного осуществления этой деятельности представляют собой тактику. Тактика, применяемая в судебном разбирательстве, не может быть ничем иным, как тактикой судебного следствия.
«Действия суда...— отмечает А. Н. Васильев,— не сводятся к проверке материалов предварительного расследования, а в судебном следствии производится полностью самостоятельное исследование события преступления и установление вины подсудимого» . Этому правильному тезису противоречит следующее его утверждение: если расследование проведено на низком уровне, то суду не помогут никакие специальные тактические приемы и научно-технические средства, «ему следует использовать свое право возвращения дела на дополнительное расследование» .

Купить контейнер hcpw 40 футов с доставкой по миру
Вы здесь: Главная Криминалистика и профессиональная деятельность защитника КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА В РАБОТЕ ЗАЩИТНИКА § 1. Общие положения тактики защиты